Портал в режимі тестування та наповнення
  • A-
    A+
  • Людям із порушенням зору
  • Українською
Ексклюзивне інтерв’ю Генерального секретаря НАТО Андерса Фога Расмуссена агентству "Интерфакс-Украина" з нагоди 15-річчя підписання Хартії про особливе партнерство
Опубліковано 16 липня 2012 року о 11:22

Киев должен как можно скорее убрать камень преткновения в отношениях с НАТО, которые имеют большой потенциал - генсек Расмуссен

Вопрос: 15 лет после подписания Хартии об особом партнерстве - достаточно длительный срок для отношений. Где сейчас на этом пути Украина и НАТО и куда они идут?

Ответ: Прежде всего, позвольте мне особо отметить важность так называемого особого партнерства, о котором мы договорились 15 лет назад. Оно основано на том, что независимая, суверенная и стабильная Украина является одним из краеугольных камней в евро-атлантической безопасности. Это - причина, по которой мы решили сотрудничать с Украиной в рамках особого партнерства. За эти 15 лет мы достигли значительного прогресса в наших отношениях.

Когда мы говорим об операциях НАТО, то Украина внесла свой вклад в большинство из них, равно как сделала вклад и в Силы реагирования НАТО. Мы очень благодарны за это.

Более того, мы основали форум, который я могу назвать уникальным, для проведения политических консультаций в рамках Комиссии НАТО - Украина. За это время были разработаны и осуществлены многочисленные проекты. Например, НАТО оказало помощь в ликвидации излишнего оружия, мы приняли участие в переподготовке бывших украинских военных и многое другое.

Мы достигли значительного прогресса, и я думаю, что в предстоящие годы есть потенциал для еще более тесного сотрудничества. Так, одним из важных вопросов является энергетическая безопасность, предотвращение распространения оружия массового поражения.

Я несколько раз встречался с президентом Виктором Януковичем, и мы говорили о возможностях развития практического сотрудничества в промышленной сфере. Потенциал для дальнейшего сотрудничества есть, но есть и одна большая проблема - это то, что мы расцениваем как политически мотивированные судебные преследования лидеров оппозиции в Украине.

Вопрос: …и это было причиной, по которой НАТО перенес визит в Украину Североатлантического Совета (САС)?

Ответ: Мы дали общую оценку текущей ситуации, и нет причины, по которой нужно скрывать, что дело Юлии Тимошенко и Юрия Луценко являются для нас предметом обеспокоенности. Взаимные обязательства уважать верховенство права, права человека - это тоже часть нашего особого партнерства. Я рассматриваю эти дела основными камнями преткновения в наших отношениях, поэтому я призвал политическое руководство Украины решить этот вопрос как можно скорее.

Вопрос: Что для НАТО будет четким сигналом о том, что отношения могут вернуться в прежнее русло и визит САС таки состоится?

Ответ: Что касается визита САС, то необходимо принимать во внимание многие моменты, в том числе тот факт, что у нас очень плотный график. Но в конечном итоге, и позвольте мне быть очень откровенным в этом отношении, я думаю, что освобождение Ю.Тимошенко будет одним из важных элементов. Но в целом, я думаю, что важным элементом для дальнейшего развития нашего особого партнерства является приверженность Украины реформам, реформам судебной и правовой систем.

Вопрос: В декларации НАТО, принятой по итогам саммита в Чикаго, альянс также призвал Украину провести парламентские выборы справедливо и свободно. Я полагаю, что этот вопрос также связан с тем, о чем Вы сказали выше…

Ответ: Конечно. Наше особое партнерство основано на твердой приверженности демократии, и это также включает в себя свободные и справедливые выборы. Совершенно очевидно, что мы будем следить за выборами с очень большим интересом...

Вопрос: Что вы имеете в виду - следить? Насколько мне известно, обычно Парламентская Ассамблея НАТО (ПА НАТО) направляет своих наблюдателей в Украину. Известно ли Вам о таких намерениях на этих выборах?

Ответ: Парламентская Ассамблея самостоятельно принимает решения, но по информации, которой я располагаю, ПА НАТО рассматривает возможность направления своих наблюдателей на выборы в Украине. Если они примут такое решение, я это буду приветствовать.

Вопрос: Возвращаясь к саммиту в Чикаго. Как известно, президент Украины положил на стол, фигурально говоря, предложения в отношении дальнейшего участия Украины в Афганистане. Не могли бы Вы рассказать, о чем, собственно, идет речь, и что из этих предложений НАТО может использовать?

Ответ: Я полагаю, что свои предложения и планы украинские власти должны представить сами. Мы были бы признательны за продолжение вклада в нашу тренировочную миссию в Афганистане.

Как вам известно, текущая боевая операция ISAF заканчивается в 2014 году, и в Чикаго было принято решение, что после 2014 года мы продолжим миссию поддержки, фокусируясь на обучении, помощи, советах афганским силам безопасности. Поэтому мы призываем наших партнеров по ISAF рассмотреть возможность также внести свой вклад в эту тренировочную миссию. Если Украина также сможет сделать свой вклад, мы бы это тепло приветствовали…

Вопрос: ...Ничего более? Только в тренировочную миссию? А как же относительно использования транспортных возможностей?

Ответ: Суть миссии после 2014 года заключается в том, чтобы продолжить обучение, тренировки, но эта деятельность также включает в себя и перевозку подразделений, оборудования. Возможно, будут необходимы и другие элементы, чтобы провести такую деятельность, но все-таки основное - это обучение.

Вопрос: После того, как в Чикаго было официально объявлено о начале построения системы противоракетной обороны (ПРО) НАТО в Европе, на каком этапе сейчас находится реализация этого проекта, есть ли прогресс в отношениях с Россией по этому поводу и есть ли возможности для Украины принять в нем участие?

Ответ: По первой части. В Чикаго мы одобрили первый шаг по развитию системы противоракетной обороны НАТО, который мы называем "временными возможностями". Мы только начали этот процесс, и эта система будет создана в течение следующих 8-10 лет для того, чтобы защитить все население в европейских странах НАТО.

В отношении нашего сотрудничества с Россией, то мы не видели значительного прогресса. Есть постоянный диалог, но нет договоренностей. Мы пригласили Россию к сотрудничеству (по ПРО - ИФ), но пока не достигли значительного прогресса…

Вопрос: Вы верите, что это может случиться?

Ответ: Я на это надеюсь. Ведь такое сотрудничество также в интересах России. Если мы будем сотрудничать, то вся система будет более эффективной. Россия запросила, и мы, в свою очередь, предоставили гарантии того, что наша система не направлена против них. Мы сказали, что наша система технически не создана для того, чтобы атаковать Россию, и даже с политической точки зрения у нас нет таких намерений. Совсем наоборот - 15 лет назад мы подписали совместный документ, в котором заявили, что не будем применять друг против друга силу. И мы остаемся приверженными этой декларации. Я надеюсь, что Россия тоже. К тому же мы говорили о том, чтобы создать совместный центр для обмена информацией и другой деятельности с тем, чтобы Россия своими собственными глазами могла увидеть, что наша система не направлена против нее. Я надеюсь, что они поймут, что такое сотрудничество также в их интересах.

И последний элемент вашего вопроса. Мы четко заявили, что готовы к тому, чтобы привлекать третьи страны, если они этого захотят.

Вопрос: В декларации НАТО в разделе, касающемся "умной обороны", также сказано, что альянс будет приветствовать участие партнеров. Какие в этом отношении у Украины есть возможности?

Ответ: В очень четких формулировках мы сказали, что мы готовы сотрудничать с партнерами, когда речь идет о развитии военного потенциала. В этом и заключается суть концепции умной обороны, когда от сугубо национальных решений мы совместно намерены прийти к многонациональным проектам. Мы уверены, что, помогая друг другу, можем более эффективно использовать ресурсы. Это включает в себя и партнеров.

То же касается и инициативы взаимосвязанных сил. Взаимосвязанные силы - это совместные тренировки, обучение, учения, сделать так, чтобы наши военные фактически могли работать вместе.

В ситуации, когда страна-партнер направляет своих военных в международные операции, которые осуществляются под руководством НАТО, важно, чтобы наши войска и техника могли эффективно работать вместе. Мы также пригласили партнеров к участию в этой деятельности.

Вопрос: Нам приходилось слышать заявления нынешнего украинского руководства, что отношения Украины с альянсом стали лучше после того, как Украина провозгласила внеблоковый статус, чем когда Киев пытался получить План действий по обретению членства. Каково Ваше мнение в отношении развития этих отношений?

Ответ: За 15 лет особого партнерства политическое руководство страны менялось несколько раз, и у нас были хорошие отношения с Украиной, наши отношения развивались постепенно. В 2008 году на саммите в Бухаресте мы приняли решение, что Украина будет членом НАТО. Это, конечно же, приглашение и свидетельствует о том, что наши двери остаются открытыми. После этого мы еще несколько раз подтвердили позицию о том, что наши двери остаются открытыми, но в то же время мы полностью уважаем решение Украины следовать статусу внеблокового государства. Это решение Украины. Мы не заставляем ни одну страну становиться членом НАТО. Членство в альянсе - это сугубо добровольное решение. В то же время у нас есть великолепное партнерство со странами, которые не хотят становиться членами альянса.

Нынешнее политическое руководство четко заявило, что Украина намерена следовать обязательствам в рамках особого партнерства и развивать наши отношения в рамках Комиссии Украина - НАТО. Позвольте мне повторить, что мы рассматриваем Украину как важного партнера, хотя в настоящее время у нас есть и обеспокоенность. Я надеюсь, что политическое руководство Украины знает об этом и предпримет все необходимые шаги, чтобы устранить этот камень преткновения.

Вопрос: После окончания операции в Афганистане, то есть когда отпадет операционная составляющая деятельности альянса, не опасаетесь ли Вы, что НАТО превратится в клуб для политических разговоров?

Ответ: Прежде всего, было совершенно очевидно, что мы не останемся в Афганистане навсегда. Мы - не оккупационные силы и хотим видеть конец военной миссии, когда для этого придет время. В конечном итоге вы никогда не знаете, что может случиться в будущем. Если бы три года назад, когда я вступил в должность генерального секретаря, меня спросили, представляю ли я себе операцию НАТО в Ливии, я бы точно сказал - нет. Но это случилось в прошлом году.

Я хочу сказать: как военные союзники, мы должны быть готовы к неожиданностям, потому что вы никогда не знаете, что может произойти. Наша ключевая задача - защищать наше население и наши государства-члены от атак, и мы должны оставаться готовыми предпринять для этого все необходимые шаги. Именно поэтому НАТО никогда не превратится в клуб для разговоров, но будет оставаться военным союзом с сильными возможностями.

Интерфакс-Украина,

Outdated Browser
Для комфортної роботи в Мережі потрібен сучасний браузер. Тут можна знайти останні версії.
Outdated Browser
Цей сайт призначений для комп'ютерів, але
ви можете вільно користуватися ним.
67.15%
людей використовує
цей браузер
Google Chrome
Доступно для
  • Windows
  • Mac OS
  • Linux
9.6%
людей використовує
цей браузер
Mozilla Firefox
Доступно для
  • Windows
  • Mac OS
  • Linux
4.5%
людей використовує
цей браузер
Microsoft Edge
Доступно для
  • Windows
  • Mac OS
3.15%
людей використовує
цей браузер
Доступно для
  • Windows
  • Mac OS
  • Linux